Технологии в электронной промышленности №7'2008

Работать в России можно эффективно и быстро

Ольга Зайцева

В начале октября 2008 года на выставке «Чип Экспо» (ChipEXPO '2008) состоялась беседа, в которой приняли участие: Евгений Махлин (Evgeny Makhline), технический директор компании «Нистек» (Nistec), Израиль (дизайн-центр печатных плат); Ольга Зайцева, зам. главного редактора журнала «Технологии в электронной промышленности»; и Александр Акулин, технический директор компании PCB technology, Россия (поставщик печатных плат).

— Евгений, вы приехали в Россию, чтобы принять участие в форуме «Производство электроники», выставке ChipEXPO и провести два семинара по проектированию печатных плат. Слушатели ваших семинаров— российские инженеры-конструкторы, сотрудники различных российских фирм, разрабатывающих и производящих электронику. Наверное, ваш интерес к России не случаен? Давайте поговорим о вашем взгляде на российский рынок, о том, как его оценивают компании Израиля.

Е. М.: На протяжении последних лет компании, которые занимаются бизнесом в Израиле, да и в мире, проявляют большой интерес к российскому рынку по нескольким причинам. Во-первых, это очень динамичный рынок с очень большим потенциалом, есть средства, которые позволяют развивать высокие технологии, есть большая заинтересованность российского бизнеса в том, чтобы вложить деньги, как в отечественные компании, так и в компании на Западе. Есть уже примеры, когда российский инвестор покупает фирмы в России.

— ...да, наверное, не только в нашей стране, но и на Западе и в Азии...

Е. М.: Да. А во-вторых, мы видим сейчас смену направленности российского бизнеса и правительства страны на то, чтобы вместо закупки новых товаров покупать лицензии на их производство или разрабатывать свои аналоги, с тем, чтобы на рынок выходили конкурентоспособные отечественные продукты. Это связано с телекоммуникациями, чипами и т. д. Рынок очень интересный, очень динамичный, люди в России очень профессиональные, но им зачастую не хватает информации, опыта, знания структуры рынка и правил поведения.

— Наверное, со временем и мы дорастем до западного уровня...

Е. М.: Нет сомнений. У нашей компании есть уже хороший опыт, и мы активно сотрудничаем с российской фирмой, которая развивается во всех направлениях. Мы в течение этой поездки проделали огромную работу, как по созданию конструкторского бюро, так и вообще по улучшению эффективности работы фирмы «ПСБ технолоджи», которая стала полноправным нашим партнером в России. Я думаю, что связь будет двусторонняя: как выполнение части проектов печатных плат нашими дизайнерами для российского рынка, так и наоборот, то есть часть проектов от наших заказчиков будет выполняться силами специалистов «ПСБ технолоджи».

— Александр, часть российских проектов будет передаваться в Израиль?

А. А.: Это будет двустороннее партнерство. Если проект очень сложный и заказчик готов к тому, что разработку будет выполнять зарубежная компания, то мы, конечно, будем пользоваться услугами наших партнеров, и наоборот, будем выполнять здесь проекты для компании «Нистек».

— Обучение российских специалистов будет проходить у вас?

Е. М.: Оно, собственно говоря, уже проходит. И более того, процесс обучения стал непрерывным, бюро создано, оно работает, выполняет реальные проекты для российского заказчика. Так что начальную стадию обучения мы прошли, теперь осталось только эту область развивать и двигаться дальше, улучшая качество сервиса и создавая такие условия, чтобы выполнять как можно более сложные проекты, потому что рынок не стоит на месте, он развивается как на Западе, так и здесь. Мы отслеживаем эту тенденцию: сложных проектов появляется все больше и больше, причем со стороны коммерческих компаний, что наиболее интересно. Потому что коммерческие компании более динамичны, они следят за развитием рынка, поэтому работать с ними гораздо интереснее.

— Процесс обучения будет организован и в России, и в Израиле или только в России?

Е. М.: Пока мы рассматриваем этап обучения здесь, но возможно, некоторые стадии, связанные с другими областями деятельности фирмы, будет полезно перенести в Израиль. Может быть, российские инженеры приедут к нам, для того чтобы посмотреть и оценить уровень производства, уровень технологий и уровень знания и владения методами и способами выполнения этих проектов. Это очень важно, без такого двустороннего обмена опытом, мне кажется, невозможно быстро идти вперед.

— Мы говорили о разных подходах в Израиле и в России и о том, что в Израиле развитие технологий происходит гораздо быстрее. Иваше конструкторское бюро, выполняющее заказы ведущих мировых производителей электроники, — тому подтверждение. Как это получилось?

Е. М.: Вы знаете, я на протяжении последних поездок в Россию несколько раз слышал фразу «так исторически сложилось». Так вот, я считаю так: то, что в России «исторически сложилось», сегодня надо менять. Главное отличие России от западных стран не в том, что такое дизайн-бюро, как наше, есть, например, в Израиле, США или Латвии, а в России такого нет... Здесь вся проблема, в общем-то, в методологии и отличии подходов. Инженер-разработчик в России — это, как правило, мастер на все руки. То есть стереотип такой: «Я сам придумал, я создал схему, я сделал плату, я написал программу, и все в порядке». Но так не получается: на данном уровне развития технологии и техники нельзя быть мастером на все руки, надо быть сведущим в чем-то одном. Конкретный пример — это разработка электронного прибора. Разработчик схемы берется и за разработку печатной платы. Теряется время, затраченное этим специалистом на работу, в которой он не является профессионалом! Он ведь владеет системной информацией на гораздо более высоком уровне, он отслеживает в своей области выход новых стандартов, компонентов, технологий и т. д., и т. п. А информация, связанная с дизайном печатных плат, ему не интересна, потому что у него нет на это времени. Если говорить про ситуацию на Западе, то там инженер-схемотехник занимается только схемой. Соответственно он дает возможность тем, кто занимается дизайном печатных плат, развиваться в этом направлении. Отслеживать выход новых стандартов, методологий, программных продуктов и тому подобное. В какой-то момент они состыкуются, и здесь происходит пересечение интересов, и отсюда возникает быстродействие процесса. Сотрудник, который занимается всеми этапами разработки самолично — это неэффективно, потому что затратно по времени и по ресурсам. Ведь фактически зарплата инженера-схемотехника должна быть гораздо выше, это во-первых. Во-вторых, у него есть очень много дел и помимо схемы: всевозможные проверки, моделирование, создание и поиск новых образцов компонентов и т. д. На это у него времени не так много, потому что сроки обычно поджимают, и он в любом случае сам должен это сделать. Поэтому гораздо легче передать задание на проектирование печатной платы специализированной фирме, которая занимается только дизайном PCB. Она сделает это качественно, быстро и в срок, учитывая требования и пожелания заказчика. Поэтому, как я считаю, главное отличие западного подхода от российского — в понимании необходимости узкой специализации. И я очень рад тому, что наконец-то пришло понимание этого и в России. Мы были на форуме в Санкт-Петербурге и видели, что люди осознали: действительно эффективная работа «по-старому» не получается, просто потому, что требования сейчас очень высокие. Мы общались с инженерами-схемотехниками, и они говорят: «Да, мы пока сами делаем трассировку печатной платы, но все чаще сталкиваемся с проблемами, не хватает знаний, информации и современных систем проектирования». Мы надеемся, что разрушим такую ситуацию совместными усилиями, с тем, чтобы доказать, что работать в России можно эффективно и быстро. Так и будет, я в этом уверен.

— А в чем разница подхода к дизайну в Израиле и в России?

Е. М.: Если говорить о дизайне печатных плат, то основная разница в том, что мы называем методологией подхода. Дизайнер на начальной стадии получает всю необходимую информацию, она очень сжата, конкретизирована, поступает в удобном виде, для того чтобы начать ее обрабатывать. Со стороны заказчика есть понимание, что времени на раскачку нет, и поэтому информация поступает очень оперативно, и реакция, естественно, следует очень быстро, это во-первых. Во-вторых, это необходимость скорейшего выхода на готовый продукт. То, что раньше занимало, положим, часы, сейчас занимает минуты, и это тоже надо понимать. В России же мы сталкиваемся с тем, что люди привыкли работать годами с одним и тем же продуктом, САПР типа PCAD, например, и они говорят: «Пока мы не собираемся менять систему». Но дело не в том, что они хотят или не хотят. Время наступает такое, что или вы остаетесь на том же уровне и погибаете, или вы двигаетесь вперед. Итак, использование новых программных продуктов — это второе. И третье — это постоянное обучение, я бы сказал даже, самообучение. Чтобы быть впереди, необходимо знать больше, чем остальные. Для этого и проводятся в России семинары. Это в компании «ПСБ технолоджи», можно сказать, является плановым мероприятием. Количество и уровень семинаров, которые проводит компания, меня просто приятно поразило. Причем во всех сферах: это касается и производства, и сборки, и дизайна в том числе. Выпускается масса статей и литературы, которая является подспорьем для всех, и не только для тех, кто посещает семинары, потому что информация размещается на сайте, рассылается по e-mail и, главное, поставляется заказчикам на компактдисках. Это очень важно, так как не все могут приехать на семинар или выставку, и даже из тех, кто приехал — кто-то просмотрел, кто-то прослушал, кто-то пропустил, потому что была какая-то встреча. Так вот: участие в семинарах, лекциях, отслеживание литературы, которое выполняет дизайнер, позволяет ему быть «на острие». Не идти «за всеми», а идти вровень и даже иногда чуть впереди. В этом, я считаю, главное отличие между подходами, системой работы здесь и на Западе.

А. А.: Интересно еще одно: дизайнер, работающий с разными заказчиками, узнает много нового из разных сфер применения электроники: и различные конструктивы, и типы микросхем. В результате заказчики, которые приходят к нему завтра и еще не сталкивались с такими видами проектов, получают полную техническую поддержку.

Е. М.: В этом еще одно преимущество фирмы, которая занимается разработкой печатных плат отдельно, потому что у нее есть очень большой спектр знаний и опыт разных типов разработок. В отличие от этого, «свой» инженер-конструктор зацикливается на каком-то одном типе разработок. Так бывает в компаниях, где есть собственный дизайнер печатных плат, и при появлении незнакомых компонентов или требований тут же возникает проблема.

— То есть он ориентируется только на свои изделия.

Е. М.: Именно. Такой компании невыгодно иметь большой штат дизайнеров, поэтому держат, положим, одного или двух. Что происходит, когда есть пики загрузки? Значит, один дизайнер занят, второй занят, и либо вся работа останавливается, либо надо все равно искать внешних разработчиков. И тут опять встает на повестку дня вопрос о целесообразности содержать «своего» дизайнера. Зачем тратить деньги, если можно разместить заказ у сторонней профессиональной фирмы, чтобы сразу параллельно выпустить несколько проектов. Это тоже большое преимущество, на Западе это давно поняли, и так работают все. Там в компаниях, даже очень больших, практически нет так называемых конструкторских бюро, они всю информацию и все свои проекты передают внешним компаниям, которые занимаются только дизайном печатных плат, эта система работает, и она вполне оправданна.

— А какие программы вы используете для проектирования?

Е. М.: Мы работаем с платформой фирмы Cadence, она включает в себя программу по дизайну печатных плат Allegro. Есть программа для создания электронных моделей и отслеживания поведения сигналов еще даже до дизайна — это SigXplorer. Программа, которая позволяет симулировать сигналы, то есть мы говорим о поведении той или иной модели платы в реальных условиях. Есть программа Hyperlinx, которая позволяет рассчитать количество слоев, их параметры, с тем, чтобы успешно пройти стадию производства с минимальным потерями по времени и по цене. Есть еще более мощная программа фирмы Polar, которая на Западе широко распро-странена, с ней работают и крупные дизайнерские бюро, и фирмы-производители. Кроме того, у нас есть услуга, которую мы оказываем и российским партнерам по требованию. Можно проверить готовый дизайн печатной платы по всем стадиям производства. То есть, не потратив на это время и деньги, проверить, насколько правильно сконструирована плата. Эта программа, Valor, симулирует весь проект в целом. Она создана израильскими специалистами и широко используется во всем мире. Результаты мы получаем в графическом виде, отчет очень подробный, четкий, с указанием проблемных мест, которые дизайнер исправляет. И на производство файлы печатной платы уходят в окончательном, исправленном варианте, поэтому там не нужно тратить время на их обработку и исправления. Мы работаем по одним и тем же правилам, от проектирования до изготовления и монтажа. И программа Valor помогает проверить проект на соответствие этим правилам. Это очень важно, когда все систематизировано и на каждом этапе выполняются проверки. Так мы работаем. Плюс есть еще различные вспомогательные программы, которые, кстати говоря, выложены на различных сайтах, в том числе и на нашем сайте, совершенно бесплатно. И это касается того, что я говорил про самообучение: когда информацию, которая есть в свободном доступе, можно найти и использовать. Мы уже пришли совместно с «ПСБ технолоджи» к этому решению: создается информационный центр, единый для дизайнеров, и там выкладывается открытая информация. Это касается стандартов, калькуляторов, разных приложений для различных типов сигналов или инструментов. Это делается для того, чтобы каждый дизайнер, зайдя туда, прочитав информацию, мог повысить свои знания самостоятельно. Это тоже своего рода критерий, который позволяет повышать уровень, причем не надо прилагать особых усилий, не надо покупать программы, которые часто выложены в свободном доступе, потому что фирмы-производители заинтересованы в использовании этих программ — с одной стороны, это полноценный продукт, а с другой— реклама этих фирм.

— А информация на этих сайтах на английском языке или на русском?

Е. М.: Как вы знаете, бoльшая часть информации в Интернете — на английском языке, но я с удивлением обнаружил, что много информации есть и на русском. Есть различные форумы, как дизайнеров, так и производителей печатных плат, а также фирм контрактного производства, которые обсуждают важные для них темы. Например, можно посмотреть на очень насыщенный форум electronix.ru: там идет ежедневное общение. Кто-то делится своими знаниями о том или ином аспекте своей деятельности. Я знаю, что Александр часто присутствует на форумах, я видел его информацию, в частности, по разным типам переходных отверстий. Человек, который ищет, всегда найдет. Кроме того, как мне кажется, проблема языка становится все менее и менее актуальной и в России. Люди учатся, кто-то учится самостоятельно, кто-то идет на курсы, потому что они понимают, что без доступа кширокой информации, а она в основном на английском языке, двигаться дальше нельзя. Поэтому я не думаю, что это большая проблема — на каком языке информация.

— Для нового поколения не проблема, а вот предыдущему поколению наших инженеров— сложно.

Е. М.: Но вы знаете, есть отличные способы, как их адаптировать, используя тех же молодых специалистов, чтобы они помогли перевести. Можно использовать программу-переводчик, которая переводит сайты целиком. Это техническая сторона вопроса. Когда есть заинтересованность, всегда можно найти какое-то решение.

— От чего зависит скорость дизайна печатных плат? Почему у вас так быстро, а у нас так медленно?

Е. М.: Ну, во-первых, не все так медленно, во-вторых, я уже говорил, что весь процесс— это цепочка, действие, взаимосвязанный процесс между всеми компонентами цепи. Поэтому очень важно в этом смысле правильно формулировать задачи, оперативно, доступным языком. К примеру, вы открываете техническое задание, а там — пять листов о том, что можно было написать в два предложения на языке, понятном дизайнеру, и можно было бы потратить на это гораздо меньше времени. Это первое. Второе — это подготовленность разработчика к этому проекту. Можно, конечно, выйти на дизайн печатной платы со схемой, которая есть у кого-то в голове, она еще не отработана и совершенно «сырая», в процессе разработки происходит очень много версий изменений, и это, конечно, приводит к увеличению времени на выполнение проекта. А можно на стадии разработки подойти достаточно ответственно к этому вопросу, выйти на стадию дизайна подготовленным. Чтобы четко определить задачи, поставить конкретные условия и потом определить временные рамки. Так делается у нас, в «Нистек», потому что за каждым изменением стоит время, потраченное дизайнером, и оно не такое дешевое, и все понимают на Западе, кстати говоря, что это время пропадает впустую. Время инженера дорого, и поэтому фирмы, которые выходят на аутсортинг, на внешний рынок, должны понимать, что время, затраченное на изменения, надо оплачивать и, чтобы избежать этого, надо готовиться внутри самой компании как можно тщательнее. Это второе. Ну и третье — это квалификация, как дизайнера, так и инженера. Это, конечно, большая проблема, и выясняется, что пока вузы не готовят должным образом специалистов. Я не знаю, по каким причинам, я не хочу вмешиваться, это не моя область. Мы в Санкт-Петербурге обсуждали с Александром вопрос о разработке механизма обучения специалистов.

А. А.: Можно было бы создать небольшой учебный центр. Я думаю, что возможно на базе московского офиса «ПСБ технолоджи» организовать центр для обучения, переподготовки или повышения уровня квалификации специалистов и инженеров-конструкторов.

Е. М.: Тут, мне кажется, будет заинтересованность и правительственных, и образовательных структур, потому что на рынке появятся квалифицированные специалисты. Я вижу по оценке заказов и по объему работы, что в России мало инженеров, а зачастую просто нет нужных специалистов. Может быть, один из путей — создание учебных центров на базе университетов. Кстати говоря, на Западе тоже нет такой специальности в университетах — дизайнер печатных плат, но, тем не менее, как-то система отлажена. К примеру, в фирме «Нистек», где я работаю, сложилось так: мы берем молодых людей, закончивших университеты, предлагаем им возможность пройти у нас обучение, оно занимает от 6 до 8 месяцев, с тем, чтобы на свободный рынок они выходили грамотными специалистами. У человека есть работа, он начинает трудиться, отдавать те знания, которые получил у нас. Все это получается довольно динамично. Есть такая потребность и в России.

— У нас тоже некоторые компании используют подобный опыт, но происходит это медленнее, потому что сама подготовка специалиста требует времени, а многие инженеры-разработчики настолько заняты своими собственными проектами, что им некогда заниматься обучением молодого специалиста. И поэтому новички сами доходят до многих вещей, и зачастую это не очень эффективно.

Е. М.: Вот поэтому мы об этом и говорим. Когда создается центр, и в нем работают специалисты, которые знают потребности рынка и современные методики и занимаются только подготовкой кадров, качество обучения возрастает и времени будет потрачено гораздо меньше. Так что вопрос подготовки молодых специалистов тоже решаем.

— А когда планируете открыть учебный центр, примерно через год, два?

А. А.: Может быть, мы уже в следующем году это сделаем. Если будем делать своими силами, это займет больше времени, потому что потребуются и финансовые ресурсы, и людские. Если удастся найти помощь и поддержку каких-то государственных органов или учебных заведений, то все можно сделать гораздо быстрее. Кроме того, у нас были приглашения от ряда вузов провести там цикл семинаров или даже сделать учебный курс на основе наших семинаров, которые мы проводим сейчас несколько раз в год. И я думаю, что мы придем к этому, главное — найти силы и время. В частности, на семинаре, который прошел в рамках этой выставки, мы рассказали инженерам-конструкторам о том, как организовано наше дизайн-бюро и как наши клиенты могут организовать работу собственного конструкторского бюро. На следующем семинаре, который пройдет в Москве 3 декабря и в Санкт-Петербурге 11 декабря, мы расскажем об особенностях проектирования сложных, насыщенных многослойных печатных плат, о новых технологиях и материалах. У нас нет секретов, и мы действительно показываем заказчикам свою методологию и даем возможность ею воспользоваться.

Другие статьи по этой теме


 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Оцените, пожалуйста, удобство и практичность (usability) сайта:
Хорошо
Нормально
Плохо