Технологии в электронной промышленности №3'2009

Болезни отечественной стандартизации в электронике

Российские стандарты электронной промышленности (печатный монтаж, сборочно-монтажные технологии, материалы и инструмент) находятся в глубоком кризисе. Они настолько устарели, что стали тормозом развития отечественного производства электроники. Озабоченностью состоянием стандартизации наш редактор Ольга Зайцева решила поделиться с президентом Гильдии профессиональных технологов приборостроения, профессором МАИ Аркадием Максимовичем Медведевым.

— Аркадий Максимович, как это произошло, что наши стандарты так безвозвратно устарели?

— Основная причина в том, что мы привыкли к заботе государства. И когда государство нас бросило, мы опустили руки и не смогли организоваться, чтобы сообща поддержать свою отраслевую стандартизацию. Мы упустили то время, когда можно было еще поправить ситуацию. И стандарты остались на уровне 1980-х годов. И это притом, что электроника развивается быстрее других отраслей промышленности. Каждые пять лет обновляются технологии, а вслед за ними — производство электроники. А мы со своими стандартами остались в тех же 1980-х годах. Можно увидеть, что мы отстали на четыре поколения технологий, а стандарты отражают наш устаревший материальный уровень производства.

— Что вы имеете в виду, когда говорите «…государство нас бросило…»? В чем это выразилось?

— В первую очередь, в том, что государство в лице Госстандарта прекратило финансировать обновление и разработку стандартов. Эта организация вообще перестала вести стратегическую политику в области стандартизации. Когда стало ясно, что с устаревшими стандартами жить невозможно, постановлением Правительства была отменена обязательность соблюдения требований стандарта. Со всех нормативных документов сняли гриф «Несоблюдение стандарта преследуется по закону». Теперь можно игнорировать всякие неудобные стандартные требования. И это не только в нашей отрасли. Я недавно волею случая побывал в «кремлевском» цехе Микояновского мясокомбината, дегустировал краковскую колбасу. Очень понравилась. На следующий день пошел в супермаркет и купил колбасу с тем же товарным знаком. Но это было уже не то. Очевидно, сказалась разница в соблюдении стандартов.

А если по существу, то вот вам другой пример. Одно вновь созданное предприятие по производству материалов для печатных плат выпустило технические условия (ТУ) на свою продукцию. Читая эти ТУ, убеждаешься, что они не соответствуют никаким стандартам: ни старым ГОСТам, ни международным. Можно догадаться, что это предприятие не имеет свалки для неизбежного брака. Все идет в дело, в том числе и явный брак. Потому что в их ТУ все дозволено, можно не соблюдать ГОСТ, даже двадцатилетней давности. Попробуйте по этому поводу обратиться в арбитражный суд. Проиграете. Государство дало индульгенцию на несоблюдение стандартов.

А чтобы не бросалась в глаза застарелость стандартов, в их обозначении стыдливо разрешили не обозначать год издания. Спрятали голову в песок.

— Значит, несоблюдение стандартов, даже если они устарели, сказывается на качестве продукции? А если предприятие имеет высококвалифицированный менеджмент качества продукции, тогда, может быть, стандарты не так и нужны? Здравый смысл менеджеров поможет?

— А что такое качество? Это же не пустое понятие. В чем тут здравый смысл? Когда в рекламе товара пишут «Высококачественный продукт», иногда прибавляют «…не имеющий аналогов». Значит, нужны какие-то нормы качества, чтобы определить, что есть «качество» и «не качество». Это уже понятия, которые формулирует стандарт. И какой бы совершенной не была система обеспечения качества, она абстрактна, если не ориентируется на стандартные требования к качеству. Они, эти требования, формулируются большим мировым сообществом специалистов. Это своеобразный консенсус: сформулировать требования к продукции, определяющие ее функции, технический уровень, долговечность и надежность. И то, что достается человечеству в результате многолетних проб и ошибок. И если менеджер не владеет этим, никакие его таланты не помогут в обеспечении должного уровня качества продукта.

Понятия «хороший» или «плохой» — чисто эмоциональные возгласы. В технике они имеют количественную оценку. И эти оценки заложены в стандартах.

— Да, нормы качества — принадлежность стандартов. Но так ли уж изменились эти нормы, что наши стандарты устарели? Неужели мы в космос летаем по устаревшим стандартам?

— Да, по устаревшим. Одни требования устарели, потому что показали свою несостоятельность в оценке качества. Другие требования, возникшие в новое время, стали актуальными, но в наши стандарты не попали. И третье, появились новые объекты стандартизации. Весь мир давно активно переходит на поверхностный монтаж. В 1983 году на Всемирном форуме в Париже было объявлено, что к 1986 году 80% компонентов будут переведены на поверхностный монтаж. И началась разработка стандартов на поверхностный мон таж. Без нас.

По мере уплотнения компоновки электронных устройств, таких как видеокамеры, цифровые камеры, мобильная связь и т. д., стали создаваться конструкции типа HDI с глухими переходами и соответствующие стандарты на новые нормы конструирования. Без нас.

Прогрессируют гибкие и гибко-жесткие платы, разработаны стандарты на них. Без нас.

В 2006 году электроника стала переходить на бессвинцовые технологии пайки. Без нас.

Международная электротехническая комиссия уже пустила в оборот десятки новых стан- дартов. И опять без нас.

Но есть наши стандарты, которые никогда не устареют. Например, Единая система конструкторской документации (ЕСКД). Это язык чертежей и обозначений, которые никогда не устареют, потому что это ЯЗЫК (!). Эта система будет только прирастать велением времени, но костяк ее не будет тронут. Я бы даже сказал, что ее нужно было бы навязывать всему миру, настолько она совершенна. Но кто будет это делать? Все стало бесхозным, и некому «поднять знамя». А нужно было бы. Язык чертежей должен быть единым для международного сообщества.

На одной из наших фабрик появилась иностранная документация для воспроизводства технологического оборудования. Наши рабочие не могли ее воспринять, тем более что вся она была выполнена в дюймовой системе. Встал вопрос о переоформлении ее в ЕСКД и метрическую систему. Процесс затянулся на годы. В производстве постоянные недоразумения. Стыковочные размеры не сходятся.

Кстати, китайцы в этом больше преуспели. Они любую документацию осваивают в производстве за две недели. Это рекорд оперативности. Но они на это нацелены. Мы — нет.

Еще один блок отечественных стандартов нам незачем заимствовать — это правила приемки продукции. Этот блок — принадлежность всех ТУ.

— Но если мы знаем о разработках новых нужных нам международных стандартов, о существовании готовых редакций, разве нельзя их использовать в практике нашей работы? Тогда можно проигнорировать существование наших устаревших стандартов? Обойтись без них?

— Да, такое мнение существует. Недавно я мимоходом пытался поделиться своей тревогой с очень уважаемым мною членом правительства, он был удивлен: «А разве существуют какие-то проблемы? Вроде как-то предприятия обходятся без них. Да и насколько я знаю, обязательность действия стандартов отменена». Я растерялся от такой реакции. Я думал, что он знает об этой проблеме, что она требует финансирования. Раньше он спрашивал: «Сколько тебе нужно денег?» Теперь он такого вопроса не задал. И мы разошлись, недовольные друг другом.

Да, грамотные предприятия разрабатывают стандарты предприятий, даже отраслевые стандарты («Росатом», «АэроКосмос»), используя большей частью стандарты IPC. Все это от безысходности. Потому что нет централизованного управления стандартизацией. С кем взаимодействует Госстандарт, ответственный за ситуацию? Ни с кем! На одном из форумов специалистов я задал вопрос: «Кто-нибудь знает о существовании программы стандартизации?» Оказалось, никто! И уж конечно никто ни с кем не обсуждал концепции современной стандартизации в условиях глобализации производства и рынка. Как управлять тогда производством электроники, если каждая отрасль — радиоэлектронный комплекс, судпром, авионика, атомпром и др. — будут жить по разным стандартам? А ведь стандарты — это концентрированные обобществленные инженерные знания больших сообществ специалистов, действующие во всех отраслях, где используются электронные изделия.

— Так что же делать? Как сдвинуть с мертвой точки решение этой национальной проблемы?

— Во-первых, нужно донести до руководства отрасли актуальность проблемы и необходимость ее решения. Потому что за этим следует централизация управления этим процессом и финансирование. На общественных началах эту проблему не решить. Гильдия пробовала, не получилось. Мы перевели десяток стандартов по требованиям и методикам оценки качества сборки и монтажа электронных модулей. Посмотрите, к примеру, комментарии к одному из таких стандартов МЭК — IEC-PAS 62137-3, запущенному к пробному использованию. Они опубликованы в «ТвЭП» № 7 '2008. Переведен «толстый» стандарт IEC-60194 «Печатные платы. Конструирование, производство, сборка-монтаж. Термины и определения». В нем тысячи понятий, определений и терминов. Три года мы его делали. На этом силы иссякли. Тем более что мы не увидели их продвижения. Но теперь этим озаботилась вновь образованная Ассоциация производителей электронной аппаратуры и приборов (АПЭАП). Она даже выделила это направление, создав Комитет по техническому регулированию во главе с Андреем Игоревичем Карасевым — молодым энергичным специалистом. Надеемся, теперь дело пойдет.

Во-вторых, нужно забыть о существовании наших старых стандартов. Они уже безвозвратно устарели. «Техномаш» (бывший ЦНИТИ) попытался переделать ряд основополагающих стандартов. Но получилось повторение старого. А нужно переходить на международную стандартизацию, которая ушла далеко вперед и по структуре документов, и по требованиям, и по методикам их подтверждения, и по используемым техническим средствам измерений и испытаний. Мало того, наших стандартов всего 26, международных — сотни. Они отражают интересы отрасли во всех сопряженных областях, покрывают всю матрицу объектов стандартизации.

А стандарты на материалы?! Каждый вид материала имеет свой стандарт. В документацию не нужно вводить наименование фирмы, только обозначение стандарта. Неважно, кто его производил, важно только соответствие материала стандарту МЭК.

— Какие же последствия могут нас ожидать, если не принимать меры к обновлению отечественных стандартов?

— Никто из наших вышестоящих ведомств не озабочен общегосударственными проблемами развития стандартизации в области производства электроники. Госстандарт России не только не финансирует работы по стандартизации в области межсоединений, но и инициаторов разработки новых стандартов побуждают самих оплачивать возможность их появления.

Можно было бы с этим смириться. И неправомерно (с позиций законодательства) покупать и использовать зарубежные стандарты, чтобы закрепить свою конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках. Тем более что предстоящее вступление России во Всемирную торговую организацию может погубить всю отечественную электронную индустрию, если не активизировать процесс адаптации к международной стандартизации. Голоса, предсказывающие большие потери России при вступлении в ВТО, оправданы именно с этих позиций: наши стандарты устарели. С ними мы не конкурентоспособны. Но выжидательная политика еще хуже. Каждый год промедления все больше отдаляет нас от цивилизованного мира.

Так уже произошло в Прибалтике. Их продукты не принимает Европа, поскольку они не сертифицированы по международным стандартам. Они живут продажами в России. У нас можно. У нас стандарты не имеют обязательной силы. Нас можно кормить не сертифицированными продуктами. И не только из Прибалтики.

— Да, это печально. Значит, все же правы те, кто использует стандарты IPC в разработках своих корпоративных документов? Для них это своевременная мера.

— Нет, они правы, что используют достижения международной стандартизации. Но не правы, что IPC. На самом деле главенствующими в международной практике являются стандарты Международной электротехнической комиссии (МЭК). Все корпоративные и национальные органы стандартизации стараются перевести свои стандарты в ранг стандартов МЭК. Они считают, что те, кто продвигает свои инициативы в стандартизации, тот владеет рынком. Поэтому они стараются обязательно командировать своих специалистов на форумы МЭК, чтобы они отстаивали там интересы своей фирмы. Мало того, на этих форумах происходит интенсивный обмен очень полезной информацией, которая называется на Западе “know-how”: очень дорогой продукт в рыночной экономике. Только опять-таки, нас там нет.

Национальные ассоциации, это в США — IPC, в Европе — EIPC, в Китае — CIPC, в Японии — JIPC и т. д. в Корее, Индии, Тайване… Все они считают своей главной задачей разработку своих национальных стандартов и продвижение их в статус международных. Их предложения проходят по широкому кругу обсуждений в национальных комитетах МЭК и возвращаются в отработанном и согласованном виде для всеобщего использования.

— Но все же, стандарты IPC тоже считаются международными и имеют широкое распространение. На них много ссылок при размещении заказов, оформлении документации, приемке продукции. В них много чего полезного для использования.

— Да, стандарты IPC получили широкое применение, они общепризнаны во всем мире. Тем не менее, они менее легитимны для международной общественности, чем стандарты МЭК. Ситуация меняется. До недавнего времени председателем комитета ТК-91, относящегося к нашей отрасли, был председатель JIPC (Япония), теперь — IPC. Почему? Да потому, что все заинтересованы в переводе своих стандартов в МЭК. В конечном итоге это скоро произойдет, если уже не произошло.

— Вы так ратуете за МЭК, что невольно задаешься вопросом: «Что же это такое — Международная электротехническая комиссия, МЭК?» И почему у нас все же больше распространены стандарты IPC?

— Ассоциация IPC приобрела международное признание. На ежегодных двухнедельных конференциях специалисты со всего мира делятся своими достижениями, группы выделенных специалистов от ведущих компаний мира обсуждают новые редакции стандартов, происходит платное обучение молодых специалистов именитыми специалистами отрасли. Стандарты IPC — наиболее добротные, хорошо продуманные национальные стандарты. Примерно так же, но с региональными оттенками, разрабатываются стандарты Японским институтом печатных схем (JIPC).

Но, повторюсь, и IPC, и JIPC — наиболее активные участники ТК-91— методично переводят свои стандарты в стандарты МЭК. Причем торопятся завоевать свои позиции в МЭК, чтобы опередить конкурентов в продвижении и навязывании своих решений.

СССР тоже в свое время активно участвовал в МЭК. Но наступившее потом безденежье на многие годы исключило нас из общения с мировыми достижениями, которые олицетворяются в стандартах. Наступил момент, когда МЭК не знала, по какому адресу высылать в Россию документы на отзыв и аутентичный перевод на русский язык. Тем не менее, процесс международной стандартизации шел без нас. В это время взамен когда-то существовавшего комитета по печатным платам МЭК ТК-52 был организован комитет ТК-91, поглотивший тематику ТК-52 и объединяющий вопросы и печатных плат, и электронных сборок, а также норм и правил разработки электронных изделий и постановки их на производство. За прошедшее время скопилось множество нужных нам стандартов, не переведенных на русский язык. Мы тем самым попали в информационную изоляцию.

— Но все же, насколько МЭК серьезнее IPC? Одно дело юридическая сторона вопроса, другое — компетентность.

— Компетентность высокая. Потому что МЭК концентрирует компетентность международных сообществ. За последние 40 лет МЭК внесла большой вклад в стандартизацию бурно развивавшихся информационных, телекоммуникационных, цифровых технологий электроники. Членами МЭК являются 53 страны:

  • В них проживает 85% населения земного шара.
  • Здесь производят 95% всей электроэнергии.
  • На их долю приходится подавляющий объем мировой торговли.

Сейчас идет обратный процесс: стандарты МЭК становятся основой национальных и региональных стандартов, на них ориентируются и используют в технических условиях производители электротехнических и электронных средств. Соответствие требованиям международных стандартов МЭК является в последнее время обязательным условием для участия в различных международных тендерах, при международной торговле.

Что у нас? В условиях полного небрежения к стандартизации со стороны наших государственных ведомств за продвижение стандартов МЭК взялась автономная некоммерческая организация «ИЗИНТЕХ», самостоятельно создавшая российские комиссии экспертов, в том числе для участия в работе комитета ТК-91 (РКЭ-91). Инициативу в этом взял на себя Константин Николаевич Стась. Госстандарт вынужден был согласиться с существованием АНО «ИЗИНТЕХ» и предоставил ему свои полномочия в секретариате Российского национального комитета Международной электротехнической комиссии.

Понятно, что стандарты МЭК, как и IPC,— богатейшая, сформированная международным научно-техническим сообществом база знаний, в которой находит отражение современный уровень и тенденции развития прогрессивных технологий. И продвижение их на российский рынок — альтернатива безуспешным попыткам создания отечественной нормативной базы. Безусловно, нужно активизировать работу российских экспертов в международных организациях по стандартизации. Сейчас это невозможно, пока мы не изучили весь 15-летний задел этой работы и пока не будет создано полноценное российское сообщество специалистов по печатному монтажу, делегирующее свою компетенцию комиссии экспертов ТК-91 МЭК.

— Почему же при таких приоритетах стандартов МЭК их меньше знают, чем IPC?

— Причина в большей коммерческой активности ассоциации IPC. Они более доступны нашим специалистам. В частности, их продает компания ОСТЕК (Москва). А про возможность приобретения стандартов МЭК никто не знает. Право продаж стандартов МЭК коммерческим структурам Госстандарт не дает. А сам Госстандарт мало заинтересован в этом: их зарплата от этих продаж не зависит. Вот и получается, что распространение IPC идет с хорошей рекламной поддержкой, а стандарты МЭК находятся за семью печатями. Наша задачаподнять их на щит, активизировать создание русских аутентичных редакций и ввести их в круг повсеместного использования. Ведь по международному соглашению стандарты МЭК имеют право хождения на трех языках: английском, французском и русском. Видите, какая нам честь? Россия ежегодно оплачивает свое участие в МЭК суммой в 700 тыс. евро. А мы этим почему-то не пользуемся.

— Наверное, это все же от того, что наша общественность менее осведомлена о существовании стандартов МЭК, чем об IPC. А как в других странах? Они-то какую систему стандартизации используют? Насколько важно для них существование МЭК, в частности, стандартов комитета ТК-91?

— Принципиальная важность направления деятельности ТК-91 состоит в том, что история развития технологии монтажа и сборки электронных изделий — это, по существу, история создания новых поколений продуктов, меньших по размеру, обладающих более высокой функциональностью и надежностью при более низкой стоимости производства. Такая электронная продукция, которая является отражением современного технологического уровня современного мира, как, например, сотовые телефоны, цифровые видеокамеры и т. д., не могла бы появиться без создания и применения высокоавтоматизированной стандартизованной технологии, обеспечивающей высокую плотность монтажа при чрезвычайно высокой надежности.

К настоящему времени в обращении находятся 124 документа — это международные стандарты и так называемые PAS. (Publicly Adopted Specification — новый вид документа по стандартизации МЭК, который применяет спецификации, принятые на корпоративном уровне многими предприятиями, широко используемые в мире, но не имеющие еще официального статуса международного стандарта. По существу, это документы для опробования стандартов в условиях реального производства и рынка.)

Интересы национальных производителей электроники защищают национальные институты печатных схем. Все национальные ассоциации входят во Всемирный совет (союз) электронных схем (WECC — World Electronics Circuits Council). Главная функция WECC — разработка проектов международных стандартов для электронной индустрии. В таблице приведена последовательность продвижения стандартов в МЭК.

Таблица. Последовательность продвижения стандартов в МЭК

Субъекты Союза Действия
Члены всемирной ассоциации WECC: IPC, CPCA, IPCA, EFIP, JPCA, TPCA и др. Делают заявку на разработку и предлагают проекты стандартов
Комитет WECC по стандартизации Привлекает лучших специалистов к разработке рабочих версий, публикует рабочие
версии предложенных стандартов и пускает их в обращение на уровне PAS'документов
Авторы проектов
и присоединившиеся к ним предприятия
Апробируют PAS'документы и вносят в них изменения, предлагают Комитету WECC
по стандартизации версию международного стандарта
Комитет ТК'91 МЭК Печатает версию проекта стандарта и рассылает ее национальным комитетам
Национальные комитеты МЭК Рассматривают проекты стандартов, вносят предложения для поправок
Комитет ТК'91 МЭК Рассматривает поправки, при необходимости организует рабочую группу,
как правило, для уточнения количественных характеристик в стандартах
Национальные комитеты МЭК Рассматривают и комментируют поэтапно очередные версии редакций стандартов,
голосуют за окончательную редакцию стандарта МЭК
МЭК Выпускает официальный международный стандарт на трех языках:
английском, французском и русском

Интересы русских производителей не представлены в WECC. А нам есть что защищать. Пример — пагубное для всех распространение бессвинцовой технологии пайки. Наши эксперты не постеснялись бы воспротивиться этому движению, губительному для наших предприятий.

Вторичные, но не менее важные функции этих ассоциаций — распространение информации между их членами, организация конференций и семинаров, обучение специалистов новым технологиям, содействие исследованиям и разработкам. Постоянные встречи дают возможность специалистам знакомиться с последними достижениями в пределах, определяемых рыночными отношениями.

— Так что же, по-вашему, нужно делать?

— Наиболее быстрый путь создания национальной системы стандартизации — переход на русские аутентичные редакции стандартов МЭК с последующей переработкой ряда из них в национальные стандарты, связанные с обеспечением безопасности государства. Эта переработка связана с добавлением в ряд стандартов правил приемки — наших отечественных правил. А для представления наших национальных интересов в международном сообществе пора задуматься о полноценном участии Российской ассоциации (АПЭАП) в работе комитета ТК-91 МЭК.

Другие статьи по этой теме


 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Оцените, пожалуйста, удобство и практичность (usability) сайта:
Хорошо
Нормально
Плохо